Maybe it's because I'm a Londoner ©
Мне сегодня уезжать. У меня нет того щемящего чувства безысходности, как в прошлый раз, хотя и скуки по России, очевидно, тоже нет. Я просто в каком-то неопределенном состоянии, хотя настроен благодушно.
Я бы задержался на выходные, чтобы не было трех дней замедления и стагнации. Я не хочу привыкать обратно: учиться делать стремное сердитое лицо на улице, молчать, когда хочется попеть и все такое. Я хочу веселиться. Я хочу вести себя естественно. Мне все равно на чужое мнение, но я не

Вот сейчас чай пью, выпил все, что они положили мне на поднос. На очереди кофе, а я не хочу.

Похоже, записки путешественника тихонечко перейдут в воспоминания. Ну и пусть :)

Вчера я, антисоциальный параноидальный элемент, встретился с eliah.jan. Сказочная дама, приятно странная, удивительная и разногранная. Еще и рыжая. Как говорил один мой коллега по автоспорту, "ваще агонь, агонь ваще".
Очень рад видеть, что я не один такой, стремящийся сюда. Эл осваивает здесь, по моим меркам, жутко сложную профессию юриста. И, не надеюсь, но практически уверен, что у нее все желаемое осуществится.
И я рад, что с человеком можно говорить о чем-то вне фандомов, которых у нас оказалось несколько общих.

Мы ходили по южному берегу, мимо закрывавшегося рынка, вдоль кирпичных старых стен. Я махал отверткой, жужжал на светофоры и на Эл.
Видели довольно забавный дворик Майкрофта — утыкан цветными зонтами :)

После я поехал в Хэмпстед-хит (и не потому, что узнал о признании Хиддлстона в бисексуальности, ололо), я исходил его почти весь, но ни оленей, ни стула со столом опять не нашел. Оленей Хиддлстона и Бамбербэтча тоже не встретил, хотя по слухам они там живут. Зато взобрался на Парламентский холм, посмотрел на невероятную панораму города и снова в полной мере ощутил себя букашкой.
Ребята рядом запускали змеев, они шелестели в небе, дрожали на ветру, как нарисованные.
А я наслаждался компанией парка, ел мармеладки и лениво вспоминал, с какого вокзала отправляется поезд в Гатвик.

По дороге обратно я внезапно подумал, что взял в путешествие плеер, но слушал его только по пути в аэропорт. Мне нравится звучный голос этого города, он переливается миллиардом оттенков, сотнями акцентов. Звучит в ушах, а его эхо звенит где-то в сердце.
Я ехал в автобусе на втором этаже, сел впереди, и мне снова казалось, как в первый раз, что эта неповоротливая махина задавит всех пешеходов и врежется во все вокруг.
Честно говоря, я был рад этому особому уединению. Я чувствовал гармонию внутри, ту самую, за которой стремлюсь и не нахожу уже, можно сказать, годы.

Я вспомнил, как мелькали пейзажи по дороге в Кардифф, как смеркалось на обратном пути в Лондон. Как солнце заливало улицы жаром. А вчера внезапно похолодало. Это потому что я уезжаю?)

Во вторник, когда я отправился в музей Лондона, я сначала забыл карту памяти вставить в фотоаппарат, купил новую, а в самом музее, на самом интересном месте — экспозиции викторианского Лондона — села батарея. Пришлось делать фотки на телефон. И даже это не испортило моего настроения.

Каждый раз я вспоминаю, как что-то не удавалось, и с удивлением обнаруживаю, что я не унылил и не сердился, что свойственно мне в большей степени. Я откровенно улыбался.

Еще я улыбался собакам в Хэмпстеде, абсолютно всем, улыбался и их хозяевам — это ведь они делают своих питомцев счастливыми. Улыбался пестрой кошке в ошейнике, которая бегает возле отеля.
Улыбался, наблюдая за игрой любителей тенниса. Я улыбался, видя себя в зеркало, глядя на деревья за окном. Улыбался, когда солнце слепило глаза.
Я не мог без улыбки смотреть ни на велосипедистов, многочисленных, разноцветных, быстрых, ни на скутеристов, которые все, как один, сидят на мопедах с прямыми спинами, и их цветные шлемы похожи на мои любимые m&m's.

А как вчера я упаковывал свои презенты в рюкзак! Я смеялся в голос, говорил сам с собой, пытаясь так и эдак примостить пакетик с конфетами, звуковую отвертку и свои весьма скромные пожитки.

Утро я начинал с чая и утренней программы по BBC. Вечером, в половине десятого по ITV2 показывали Адскую кухню, и я сочувствовал шефу Рамси. Кстати, он шотландец, и есть своя ирония в том, что он строит американских поварешек.
Я несколько дней ел фрукты, когда сэндвичи показались мне внезапно слишком тяжелой едой. Хотелось тостов, какие мне делали только в Speedy's. А еще у них очень вкусный бекон, и куски такие гигантские, что мне и не снилось.
Вечерами, когда я приходил из музеев и магазинов, я разглядывал монеты. Новые можно сложить в герб, на старых изображена разная Королева — где-то моложе, где-то старше, в зависимости от года.
А в M&M's World меня обслуживал кассир по имени Джакомо

А еще мне понравилось на кэмденских рынках, там совсем другая атмосфера, свойская, но я не терял бдительность и носил рюкзак впереди, чтобы ничего не стащили.

Я не купил билет на Кориолана, но очень надеюсь, что нам с Эл это удастся сделать зимой, в день спектакля.

Жаль, что я не побывал в пабе The World's end, и не попаду на премьеру одноименного фильма, которая завтра.

А сейчас самая пора съесть оставшие четыре мандарина и две груши :)


PS: когда я встречу Моффата, я скажу ему спасибо еще и за то, что из-за Шерлока я познакомился с весьма приятными людьми :)

@темы: светлое, доброе, няшное, summer trip, eliah.jan, all these feels, London mood