Maybe it's because I'm a Londoner ©
Фотографии к этому дню будут выложены позже и отдельно, потому что их очень много (и они в РФ, а я опять в UK). Прошу прощения за свою медлительность =_=

Мое путешествие подходило к концу, а я, тем не менее, не знал, чем себя занять. Точнее, знал, но не представлял, как распределить время в оставшихся полутора днях.
Таким образом, я доехал до вокзала Виктория, а от него пешочком отправился сначала по оживленной улице, а потом по тихой, вдоль каменной стены. Честно говоря, я плохо представлял, что находится рядом, но, завидев плотную толпу туристов, как любили писать переводчики Гарри Поттера, "желудок сделал сальто". Неужели я наконец-то увижу...
Я повернул за угол, и все мои догадки остались в прошлом: я стоял перед Бэкингемским дворцом. Я не знаю, от чего у меня внутри все переворачивалось: от массивности и величия дворца, от понимания и осознания того, кто там внутри, или потому что я увидел знаменитый балкончик, с которого королевские молодожены не так давно приветствовали горожан?
Стоило попасть сюда, ко дворцу, чтобы ощутить целостность с этим миром, единение. Не знаю, что это было за чувство — новообретенный патриотизм, возможно? Или это просто было благоговение, которое я испытывал, глядя на красивый геометричный флаг, развевашийся на фоне серого облака и солнечных лучей, прошивавших его насквозь?

Я в тот день был истинно счастливчиком: сменялся караул, а я поспел почти к началу. Сложно было подойти к воротам, я немного испугался столпотворения и подумал, что если тот большой толстый дядька не вотрет меня в ограду, и я стану лапшой, то компания суетящихся китайцев точно сплющит мой фотоаппарат. Поэтому я встал в некотором отдалении от эпицентра, среди француженок, которые ласкали мой слух своими речами. О, как мне пришлось пожалеть о своем решении оставаться в стороне! Но всему свое время.

Прежде, чем пропустить гвардейцев и совершить все положенные ритуалы, полицейские разгоняли толпу, вежливо, настойчиво, терпеливо и беспрестанно уговаривая туристов не стоять на подъездных дорогах, потому что по ним пройдут пешие и конные гвардейцы. Мало кто слушался с первого раза, но тот полицейский, что стоял у нашей дорожки, был очень терпелив. Позже я очень хотел выразить ему признательность, потому что терпеливые люди всегда вызывают у меня несдерживаемое восхищение, но, увы, у меня этого сделать не получилось.

Гвардейцы были похожи на солдатиков. Практически не отличимые друг от друга, они ровным строем прошли на красивых, ухоженных лошадях. За ними проследовала группа гвардейцев пешком. У конных и пеших разные мундиры и головные уборы. А знаменитая красная форма с аккомпанементом из меховой высокой шапки в холодное время года меняется на серую. Это все было эффектно и очень впечатляюще, но я решил, что мне надо двигаться дальше, да и из-за толпы не многое удавалось разглядеть даже мне. Я как раз миновал полицейского, когда услышал звуки духового оркестра, в очередной раз заставившие мой желудок сделать оборот вокруг горизонтальной оси. Оркестр находился на территории дворца, за воротами, куда ни у кого не было ходу. Они маршировали и играли, а очень многие вокруг притопывали и подпевали под музыку! Я услышал не одну знакомую мелодию, но не вспомнил ни слова. Это было невероятно круто! К Бэкингемскому дворцу стоит сходить как минимум ради этого оркестра!

Группа гвардейцев, снова на лошадях, покинула двор, после чего все стали потихоньку расходится. Я направился к монументу Виктории, окруженному небольшим бассейном. Золотая статуя в пасмурно-ясном свете небес выглядела так художественно, так захватывающе, что я даже слегка удивился, когда на фотографии увидел те же цвета, свет и тени, что и своими собственными глазами. Я подумал, что мне не стоило приходить в потертых ботинках, в джинсах и пальто, у которого к тому моменту оторвалась пуговица. Здесь нужен был фрак или хотя бы костюм-тройка, начищенные туфли, зачесанные, а не растрепанные ветром и руками, как у меня, волосы.

Не спеша предаваться стыдливым мыслям, я решил пересечь ближайший парк, потому что неимоверно сильно захотел посетить Тауэр, до которого пешком я бы точно не дошел. Я оказался в Грин-парке, сравнительно небольшом зеленом острове с высоченными старыми деревьями. Если где-то было серо, пасмурно или погода напоминала о том, что до лета еще три весенних месяца, то здесь природу мало волновали прогнозы погоды. Трава блестела, как опрокинутая сокровищница, полная зелени изумрудов. Казалось даже, что именно здесь, над этим парком специально выглянуло солнце, чтобы коснуться древесной листвы.
Я шел мимо свежепокрашеных скамеек, которые были не просто помечены как Wet paint, а еще и огорожены со всех сторон: сесть на нее по случайности или невнимательности точно уж никак нельзя. Однако, не успел я достать айпад, чтобы узнать, с какой остановки автобус довезет меня до Тауэра, срочно, быстро, ветренно набежали тучи. И пошел снег. Я сидел на скамейке, решив взять двухминутную паузу для ног, которые почти час не знали отдыха; на экран, на мое пальто, на сумку падали снежные хлопья. Они почти сразу таяли, но это было настоящее волшебство: белый, холодный снег на фоне расцветшей зелени.
Снег закончился ровно тогда, когда я нашел нужный автобус. Однако, поспешность сыграла со мной недобрую шутку: я позабыл убедиться, что нахожусь рядом с правильной остановкой. В итоге я заплутал на прямой дороге, дошел пешком до Пиккадилли, по пути заглянув на миниатюрный рынок, полюбовавшись на очень скромный вход под знаковым BAFTA. На самой же площади я решил пересмотреть навигацию.
Площадь Пиккадилли (Piccadilly circus) — это многолюдное место, знаменитое своим постаментом с выстрелившим в кого-то Антэросом и гигантской неоновой рекламой. Кстати, если кто не знает, никакого цирка там нет (я не увидел, во всяком случае). Слово "circus" в названии относится к круговому движению, с помощью которого организована непростая развязка для шести примыкающих артерий. А я так и не нашел свою остановку, потому что обе, на которые указывал мне навигатор, были закрыты, на них вежливо просили пользоваться другими.
Заплутав окончательно, я вышел на Хэймаркет, и там в кафе закинулся сэндвичем. И вовремя! На улице пошел не снег — настоящий, крупный град! Я мечтал, чтобы мой сэндвич не заканчивался, потому что из всех небесных осадков я менее всего люблю град.
Град сменился крупным, шумным дождем, который вскоре отгремел. Я вышел на мокрую, посвежевшую улицу под нависшее, но уже покидавшее это место небо. Хэймаркет привел меня, к моему же удивлению, на Трафальгарскую площадь, и таким образом вышло, что я за все свое путешествие пришел к адмиралу и Национальной галерее со всех возможных сторон.
Я стал искать свою остановку здесь — и тут она точно была, навигатор утверждал, что автобус по маршруту 15 следует прямо на Тауэр хилл. Пока я искал, где бы на этот автобус сесть, я успел увидеть бар "Шерлок Холмс" на Нотамберленд-стрит. Обрадовавшись находке и вздрогнув от снова зарядившего дождя, я, наконец-то, нашел и остановку. И снова выглянуло солнце!

Автобус подошел быстро, и сначала я подумал, что он туристический. Это был старенький Рутмастер, тот, в который надо запрыгивать сзади, и у него нет двери. От волнения и радости наконец-то не только увидеть, но и прокатиться на нем, я долго не мог найти ойстер, задержал очередь пассажиров и дождался весьма угрюмого "Sit. Down." от кондуктора. Кондуктор был стареньким дядькой в кепи с замысловатым аппаратом на шее, и очень отдаленно напомнил мне о Стэне Шампайке из "Гарри Поттера и узника Азкабана".
Я, решив, что в этом автобусе какой-то другой порядок, легкомысленно, вприрыжку и на радостях прошел и уселся на самое переднее сиденье, чтобы смотреть в окошко и разглядывать кабину водителя. У автобуса был и второй этаж, но я почему-то не полез наверх. Не надо жадничать.
Наверху висел выцветший, старенький плакат, демонстрирующий и рекламирующий Рутмастер, как отличное средство передвижения. И, надо признать, автобус не уступал своим новым футуристичным собратьям, хотя, конечно, имел более громкий, низкий голос.
Я фоткал, слушал музычку, пялился в окна и успевал, кажется, с кем-то чатиться. И тут ко мне подошел кондуктор. Я сидел с краю и решил, что занял его место. Я вежливо подвинулся, но кондуктор не уходил. Я не смотрел на него, решив, что это невежливо, а спрашивать, что его беспокоит посчитал совсем уж некорректным.
Все встало на свои места, когда он пресным-пресным голосом человека, которого достали непривыкшие к некоторым обывательским штукам туристы, сказал: "Your ticket, please". Я подпрыгнул на месте, извинился и протянул билет. Он просканировал его и ушел.
Больше плеер я на всякий случай не включал.
Кстати, поскольку громкой связи или какой-либо аудиоаппаратуры в автобусе не было, кондуктор объявлял остановки сам. Конечно, слышно его было плохо, но он исполнял свои обязанности постоянно и, на мой взгляд, не сильно волновался быть неуслышанным из-за шумной улицы и рокочущего мотора.
Я доехал до Тауэр хилла и срочно сфотографировал автобус, на котором ехал, потому что не успел сделать этого до посадки. Перейдя дорогу, я сначала шел, глядя на постеры, приглашавшие в Тауэр даже на русском языке (что редкость все-таки), а затем оказался на выложенном брусчаткой спуске. Я не представлял, как устроен Тауэр и каков порядок его посещения, купил билет для взрослого за 30 фунтов и пошел ко входу. Показал охране свою фотосумку, не вызвал ни у кого вопросов, и отправился внутрь. И снова мной обуревало чувство щенячьего восторга. Только подумать: я, такой маленький и ничтожный, вносил свою собственную персону на территорию тысячелетней крепости, чьи стены хранят в себе столько истории, сколько не напишут ни в одном учебнике.
Я успел только раскрыть рот и покрутить головой, как мне снова повезло. Оказалось, что около 12.00 и 14.00 в определенных местах Тауэра можно прослушать культурно-историческую "лекцию" лично от одного из бифитеров. И времени было две минуты третьего. Наш бифитер собрал вокруг себя внушительную толпу, он рассказывал много, интересно, живо и очень эмоционально. Артистизм зашкаливал, а юмор был настолько тонкий и умный, но, вместе с тем, элементарный, что после неловких пауз все вокруг смеялись от души. Тем временем, бифитер сохранял серьезность лица, даже когда по-черному шутил о том, как легко и непринужденно Англия прощалась с королям и королевами "вот на этом самом месте" (сейчас там находится стеклянная миниатюрная подушечка, символизирующая точку невозврата для приговоренных к казни путем отрубания головы. Он немного рассказал о своей жизни, поведав о том, как сам стал гвардейцем и кто может претендовать на такое почетное услужение. Кстати, рассказал и об униформе, которую я видел утром, подтвердив мои тогда еще догадки о зимней/летней одежде. Сам он был не в красном с золотом, как можно увидеть на сувенирах и символике, а темно-синей с красным. Кстати, не думал, что такие цвета могут отлично гармонировать друг с другом.
Казалось, что за час (полчаса? полтора часа?) он успел, не вдаваясь в глубины ветхой истории, коснуться всех ключевых событий. Я не мог оторваться. Слушал, открыв рот и только следил за ним и тем, куда он нам показывал. Потом он повел нас в часовню, и там он разыграл мини-представление, в котором мы были в роли средневековой толпы, коя должна была ахнуть, "увидев", как покатилась по полу свежескошенная голова очередного наследника престола.
В конце он получил от нас заслуженные аплодисменты, и мы разбрелись по Тауэру. Я не знал, куда кинуться, и пошел против часовой стрелки — прямиком в Сокровищницу!
Если кто смотрел сериал Шерлок, там в серии "Падение Рейхенбаха" Мориарти посещает Тауэр, прикинувшись туристом, взламывает систему безопасности и к приезду специального отряда восседает на троне в красной мантии, со скипетром и державой, а голову его венчает корона монарха. При этом трон и регалии находятся за непробиваемым стеклом в небольшой комнатке.
На деле все совсем не так. В Сокровищницу вел петляющий коридор, в котором было настолько темно и прохладно, что он вселял какой-то страх. Черные стены были украшены постерами и изображениями с проекторов, и можно было посмотреть, например, коронацию Елизаветы II. Церемония была довольно забавной, потому что королева, как мне показалось, не только волновалась (что естественно и понятно), но еще и боялась, что корона упадет с головы — она опасливо на нее смотрела. Еще я решил, что королева, несомненно, была привлекательной женщиной в молодости, и возраст не лишил ее шарма и очарования. Сейчас она, скажем, похожа на добрую приветливую бабушку :) Нет-нет, я не видел ее лично.
Я ознакомился с некоторыми подробностями коронации, а затем вышел в дождливый двор. Куда дальше?
В прошлом в Тауэре содержали диких животных, так что я зашел в музей, посвященный зверюгам. Музей, как и все остальные (кроме Сокровищницы), был интерактивным — можно было все потыкать и пощупать.
Затем был музей артиллерии, там были экспонаты, посвященные мировым войнам и еще один приметный здоровый рюкзак современного пехотинца, приписка увещевала, что он разгружен. Другая приписка предупреждала, что иные посетители могут надорваться при попытке его поднять. Однако, я попробовал. И понял, что британские пехотинцы — ребята гораздо сильнее и выносливее меня самого.
Следующим на очереди был Белый Тауэр — сооружение в центре крепости; его очертания — непременный атрибут столичного ландшафта. Этот музей целиком посвящен рыцарству: доспехи, оружие, церемониальное оружие, броня лошадей. Здесь я увидел меч Генриха V, церемониальный, безусловно, потому что он в длину был явно более двух метров. Доспехи были как для взрослых мужчин, так и для мальчиков. В одной из комнат были выставлены деревянные копии лошадей разных монархов. Два зала были посвящены интернациональным подаркам, среди которых я нашел и русские, но больше всего мне понравился подарок индейцев Северной Америки — традиционный головной убор.
После я посетил совсем нестрашные комнаты пыток (хотя, когда что-то скрипнуло за спиной, напрягся), полюбовался на черных воронов, к которым не рекомендовали тянуть руки, потому что могут клюнуть. Вообще, птицы очень воспитанные и любят фотографироваться.
Тауэр закрывался через десять минут, о чем предупредили и просили закругляться. Я вышел на набережную и, полюбовавшись на Тауэрский мост, захотел на него подняться (что, в общем-то, было в моих планах). Но увы, когда я до него дошел, оказалось, что вход уже закрыт, кроме того, южная башня закрыта на косметический ремонт. Делать нечего, отправился на остановку, где Рутмастер за номером 15 не заставил себя ждать.

Помню, не хотелось в отель. После Тауэра, чье устройство, как музейного комплекса, явно было организовано так, чтобы увлечь историей — мутной, ветхой и иногда скучной — как можно больше народу, я был преисполнен желания посетить Британский музей или музей Лондона. Увы, музеи закрываются в 17.00-18.00, я не успевал даже в Национальную галерею.
Логично, что в моем маршруте возникла, в очередной раз, Запретная планета. Хотя якупил там почти все, что мог унести, я решил, что мне мало, и купил Клюэдо — детективную настольную игру, сделанную по Шерлоку. В 90-ых в РФ играл в такую же игру, она называлась Кража; разница в том, что в оригинальной игре расследуется убийство, а в отечественной — ограбление.

Приобрел по дороге чемодан, потому что свою массу сувениров мне попросту некуда было класть, сбросил все приобретения в отеле, взял минимум вещей и отправился в бар, который я видел накануне днем — "Шерлок Холмс".
Был голоден, заказал рыбу с картофелем и начал пробовать эль. Эль — это пиво, но по вкусу оно заметно отличается от того, что я привык называть элем. Увы, я, в целом, пью довольно редко, поэтому не могу ни с чем, кроме какого-нибудь Жигулевсконо, Клинского или Стеллы артуа. В общем, пьется Эль с удовольствием, незаметно, не имеет противной горечи или кислоты. В тот вечер в меня влезло две пинты, после чего я сильно захмелел, но об этом чуть позже.

По большому счету, в бар я пришел не только и не столько ради эля, — я хотел посмотреть на то, чем занимаются британцы после работы. В барах есть и стулья, и столы, но люди кучкуются небольшими группами, берут пиво и общаются стоя. Если места нет в пабе, а на улице сухо, стоят и снаружи. "Нет места в пабе" — это буквально нет места. Ни у кого нет комплексов по поводу личного неприкосновенного пространства, люди стоят спиной к спине, и протиснуться к друзьям с новой пинтой пива у вас не получится, если не наберетесь смелости вежливо, но настойчиво потолкаться.
Шум паба — это нечто непередаваемое. С непривычки я подумал, что кого-то бьют, оглядывался в панике, пожирая рыбу. Но это просто разговаривают люди. Быстро пьянеют, говорят громко, смеются, что-то рассказывают, обсуждают, но ведут себя прилично.

Завершив трапезу и заметно повеелев, я решил пройтись пешком. Шатался по мосту Джубили, сделал парочку откровенно нетрезвых фото. Про себя я удивлялся эффекту эля: вообще-то пьянею я довольно долго.

По возвращению в отель я, кажется, нашел в себе силы упаковать чемодан и выпить чаю, потому что следующий день был последним в моем путешествии. Но в тот момент я еще не думал об отъезде и о том, как грустно покидать этот город.

@темы: Buckingham palace, sightseeings, pub, Tower